17 - 09 - 2021

Учитель ученых

Библиотека – территория памяти

  

Все наши мероприятия-встречи с интересными людьми, литературные вечера, интеллектуальные игры, конкурсы, викторины, посвященные важным датам жизни республики, страны и мира, проводятся в целях воспитания уважительного и бережного отношения к своей истории, культуре, природе. Конечно, посвятить каждому событию, известной личности большое мероприятие невозможно. Так «родилась» рубрика о значимых именах в истории нашего народа – «Библиотека-территория памяти». В ней мы уже рассказывали о первом профессиональном калмыцком киноактере Зуле Нохашкиеве, об историке калмыцкого кино А.А. Иванове, переводчике «Джангара» С.И. Липкине, основоположнике калмыковедения Н.Н. Пальмове, об известном журналисте республики Н.У. Илишкине, поэте-фронтовике М.Ш. Эрдниеве.

Сегодня мы вспоминаем о заслуженном деятеле науки РСФСР, докторе филологических наук, крупном востоковеде, редком знатоке языков и культур народов Дальнего Востока, ученом-практике Борисе Климентьевиче Пашкове. Этот год – год его 130-летия.

Борис Климентьевич внес неоценимый вклад в дело просвещения многих национальностей, т.к. стоял у истоков создания Всероссийской научной ассоциации востоковедов, но Википедия называет его калмыцким ученым, и это справедливо. Он действительно особенно много сделал в рождении филологической науки Калмыкии.

Как известно, в жизни каждого ученого в период его становления есть человек, которого он называет своим Учителем. Для многих ученых-языковедов старшего поколения нашей республики им стал Борис Климентьевич, о чем свидетельствуют их воспоминания и документы его небольшого личного фонда, хранящегося в Нацархиве. В нем переписка с учеными Калмыкии и АН СССР, рецензии и отзывы на научные труды, статьи и диссертации калмыцких ученых И.К. Илишкина, П.Ц. Биткеева, М.Л. Кичикова, Б.Д. Муниева, Д.А. Сусеевой, А.В. Бадмаева и многих других. Смею предположить, что заключения профессора «заслуживает безотлагательного опубликования», «заслуживает присвоения ему ученой степени…» стали окрыляющим толчком к их дальнейшим научным изысканиям.

Мне показалось очень трогательным, что среди документов сохранился пожелтевший конверт с адресом: «Москва, 2-ой проезд Проходчиков,10…». Почему? Это свидетельство постоянной связи Бориса Климентьевича с тогда совсем молодыми аспирантами, впоследствии ставшими цветом калмыцкого языкознания учеными. Конвертов, думаю, было немало. Они писали ему, он нередко проводил консультации и у себя дома, что собственно было в традиции старой университетской дореволюционной школы и располагало к возникновению какой-то невидимой внутренней связи между Учеником и Учителем. Такой связи, когда выбросить конверт не поднимается рука, когда адрес на нем – часть жизни, незримая связь с тем, кто вел по ней, делился знаниями, научным опытом. В памяти тех, кому посчастливилось с ним работать, остались его обаяние, щедрость общения, готовность помочь. Воспоминания его учеников о том, что Борис Климентьевич всю зарплату распределял среди студентов и аспирантов, родители которых когда-то проявили заботу о нем, делают его имя – символ энтузиазма, честного служения науке, и символом благодарности, порядочности, доброй памяти. Среди получателей «стипендии от профессора», что отрадно, были и калмыки.

Б.К. Пашков – уроженец Пензенской губернии, после духовной семинарии окончил Восточный институт во Владивостоке. Незаурядные способности позволили ему учиться параллельно на 2-х отделениях: маньчжурско-китайском и японско-китайском. Затем в течение 2-х лет он проходил курс монгольско-калмыцко-китайского отделения, посещал лекции по корейскому языку у профессора Г.В. Подставина.

В 1919 г. был приглашен на работу в Иркутский университет, где в скором времени создал кафедру монгольских языков – предтечи Бурят-Монгольского пединститута.

В 1924 г. перевелся в Дальневосточный университет руководителем кафедры китайского языка.

В 1926 г. переезжает в Москву, где одновременно работал в Московском институте востоковедения им. Нариманова и в Институте этнических и национальных культур народов Востока, был членом Ученого совета Комитета нового алфавита, занимавшегося созданием алфавитов для народов Востока на основе латинской, позже русской графики. Пашкова всегда отличали энциклопедические знания. Названия лишь некоторых из 50-ти опубликованных им научных трудов дают понять широту его научных интересов: «Синтаксис маньчжурского простого предложения», «Основные этапы в развитии китайского языка», «К характеристике отношений Японии к европейцам в период первого знакомства», «Языковое строительство в Калмыкии», «Джангариада» – величественный калмыцкий эпос».

Но более сорока лет жизни ученого связаны с развитием калмыцкого языка.

Летом 1929 г. СНК РСФСР принял решение об организации калмыцкого историко-филологического отделения и кафедры по калмыковедению при Саратовском госуниверситете им. Н.Г. Чернышевского. Руководителем кафедры был приглашен Б.К. Пашков.

При его активном участии создавалась новая письменность – переход от «тодо-бичиг» к новому алфавиту на основе русской графики, впервые начата научная разработка вопросов калмыцкого языкознания. Так, в 1930 г. Б.Б. Бадмаевым в соавторстве с Пашковым издан первый учебник калмыцкого языка. По инициативе Бориса Климентьевича в 1932-33 г. была организована лингвистическая экспедиция, изучавшая диалекты улусов, материалы которой стали основой для разработки научной терминологии, усовершенствования орфографии, нормирования калмыцкого литературного языка, составления программ, методических разработок и др. вопросов языкового строительства.

У Пашкова учились С.К. Каляев, ставший народным поэтом Калмыкии, Б.Б. Бадмаев – первый профессор, позже стали профессорами И.К. Илишкин, Д.А. Павлов, Ц.Д. Номинханов. Его учениками были И.М. Мацаков, Б.Д. Муниев, В.П. Дарбакова, Н.Н. Убушиев, Л.П. Каляев и другие наши ученые – кандидаты наук, работавшие в различных областях монголоведения, китаеведения, калмыкознания.

В 1935 г. Борис Климентьевич перешел на работу в НИИ национальностей в Москве, но связи с республикой не прерывал. Так, когда в мае 1941 года открылся КНИИЯЛИ, ставший научным центром калмыковедения, в его работу активно включился Борис Климентьевич. Великая Отечественная война, затем необоснованное упразднение республики в 1943 г. остановили деятельность института, и Пашков уехал в Москву, где продолжал заниматься наукой.

После восстановления автономии калмыцкого народа в 1957 г. был вновь образован КНИИЯЛИ, директором назначен Пашков, по совместительству преподававший на открытом при Ставропольском пединституте калмыцком отделении.

Осенью 1958 г. Борис Климентьевич уехал в Москву, директором института стал его ученик И.К. Илишкин, но для Калмыкии Пашков всегда находил время. К примеру, участвовал в подготовке преподавателей калмыцкого языка и литературы, не раз приезжая с лекциями по калмыцкому языкознанию в Калмыцкий пединститут, созданный в 1964 г. на базе калмотделения Ставропольского пединститута. Принимал участие и в научных конференциях, сессиях КНИИЯЛИ. «За многие годы совместной работы я хорошо изучил и понял, калмыки – пытливые, способные, талантливые люди…», – говорил Б.К. Пашков.

Бориса Климентьевича не стало 1-го сентября 1970 г.

Один из номеров сборника «Восточная филология» Института востоковедения АН СССР в тот год вышел с посвящением «Памяти профессора Б.К. Пашкова».

В истории же филологической науки Калмыкии память о нем останется навсегда. В мае 1982 года по ходатайству коллектива КНИИЯЛИ одна из улиц столицы республики переименована в память о Б.К. Пашкове.

 

С. Богаева, зав. ОМР НБ