Конница держала оборону

Год памяти и славы.

Калмыцкая кавалерия стояла на защите российских рубежей, «была фактически пограничным войском», как писал Н.Г. Прозрителев, начиная с участия наших предков в Полтавской битве, в Семилетней войне России с Пруссией, в Отечественной войне 1812 г., в которых они не раз показывали себя храбрыми наездниками. Не менее достойно  эту славную историю калмыцкой конницы продолжила в годы ВОВ 1941-45 гг. 110-я ОККД.  Создана она постановлением Госкомобороны СССР от 13.11.1941 г., основные вопросы по ее формированию определялись постановлением Калмыцкого обкома ВКП (б) от 26 ноября 1941 года.

Командиром 110-й Кавдивизии был назначен полковник В.П. Панин, в начале войны командовавший 2-м запасным кавалерийским полком, его заместителем – полковник В.А. Хомутников, позже ставший командиром дивизии, военным комиссаром – С.Ф. Заярный, начальником штаба – майор М.Т. Бимбаев, начальником политотдела – А.И. Заднепрук.

Дивизии  было присвоено имя С.М. Буденного, 273-й полк стал именоваться Сарпинским, 292-й полк Малодербетовским, 311-й  - Приволжским. Управлению дивизии и всем полкам были вручены боевые знамена, изготовленные лучшими специалистами республики.

Через полгода учений 110-я была признана готовой к военным действиям. Приняли присягу, дали клятву, написанную в стихотворной форме  С. Дорджиновым  и С. Липкиным,  и в трудном 1942-м году, в период вынужденного отступления наших войск, 110-я  в составе 51-й армии была выставлена на южном фланге Донского оборонительного рубежа.

Враг стремился овладеть Кавказом, выйти к Волге, захватить Сталинград  и Астрахань. «Против каждого нашего штыка наступал один немецкий танк, - вспоминал начальник инженерной службы дивизии С. Плоткин, - но вопрос не стоял можно или нельзя оборонять, вопрос стоял, что надо сделать, чтобы успешно оборонять этот рубеж?». К тому же враг наступал со стороны высокого берега  Дона, а наши были в низине, как на ладони.

Дивизия приняла арьергардный бой, понимая, что без поддержки авиации и танков, практически брошена на смерть. Это было в первой половине войны, когда внезапно напавший враг был сильнее,  а наши только учились его побеждать. Бойцы верили, что отступление – явление временное и, преодолевая естественное чувство самосохранения, шли под шквал огня с мыслью «или смерть, или победа».  Ценой неимоверных усилий, невосполнимых потерь дивизи сорвала планы противника, совершила подвиг на своем  58-ми  верстном фронте, протяженность которого превышала уставную норму конницы при обороне в семь раз. Будем помнить, что главная Победа складывалась из миллионов таких, за каждую пядь земли.

Во время этих боев у Раздорской переправы совершил свой подвиг сержант Эрдни Деликов, ставший за все время обороны  донских рубежей летом 1942-го года, единственным, кто был удостоен звания Героя Советского Союза. У с. Степное геройски погиб кавалер 4-х орденов Красного Знамени мл. лейтенант Пюрвя Саткуев, которого за отвагу называли «калмыцким Дундичем»,  в х. Карповка  погиб  поэт  Мутл  Эрдниев, автор полюбившейся бойцам песни «Хальмг дәәчнрин дун» («Песня калмыцких воинов»). Спасая  боевые знамена, погибли  капитан  К. Дыба, майор А. Раабь и боец Лиджиев. Печальный список можно продолжить.

Но героически бившаяся 110-я  была оболгана,  безосновательно обвинена в пособничестве немцам, в том, что «проявив неустойчивость, разбежалась…».

Слухи о дезертирстве  появились еще в период  ее активных боевых действий, о чем  свидетельствуют  письмо  бойцов и комсостава дивизии  к калмыцкому народу, опубликованное   в газете  «Ленинский путь»  от 12 сентября 1942 г., с просьбой не верить слухам и докладная  записка  первого секретаря  Калм. Обкома ВКП (б) П. Лаврентьева заместителю Наркома  Обороны СССР  Щаденко и Инспектору кавалерии Красной Армии генерал-полковнику  О.И. Городовикову с просьбой  « в интересах дела  проверить, выяснить источник этих провокационных разговоров …привлечь виновников». Кстати,  первоисточник этих слухов неизвестен до сих пор,  ждет своего исследователя.

Одной из причин возникновения слухов называют сложную схему войны, по которой  110-я кавдивизия не раз переподчинялась командованиям разных армий, но никто не считал дивизию своей, и в боевых приказах, оперативных сводках о ней не упоминалось. Доктор исторических наук К.Н. Максимов в Госархиве  РФ выявил  справку, в которой  начальник отдела по борьбе с бандитизмом и дезертирством НКВД СССР А. Леонтьев, анализируя  положение  в стране за период с 01. 07 1941г. по 01.07.1944 г., пишет, что «110-я  калмыцкая национальная кавдивизия проявила неустойчивость, в частях дивизии началось массовое дезертирство. Дезертиры группами, в некоторых случаях со своими командирами возвращались домой и среди населения распускали всевозможные пораженческие слухи». Конечно, никто не отрицает  проявлений дезертирства. В той же справке указано, что  дезертировавших в целом по стране  было  0,8 % , а в Калмыкии 0,04 %.

Между тем, дивизия, благодаря выверенным действиям своего командования, попадая в окружения и прорываясь из них, нанося урон  противнику, неся потери в боях в районе Моздока,  ж. д. Астрахань - Кизляр,  освобождая  населенные пункты  Ставропольского края, Ростовской области, Дагестана и Калмыкии, сумела сохраниться как самостоятельная боевая единица.

В начале февраля 1943 г. 110-ю ОККД расформировали. Причина – уязвимость кавалерии от военной техники и  трудность пополнения конским составом. Личный состав и вооружение передали в 4-й гвардейский Кубанский казачий корпус, а документы и боевые знамена сдали в штаб Красной армии. Но наступил декабрь 1943 г. и война для калмыков, вставших вместе со всеми на защиту  Родины, закончилась  оскорбительным обвинением и  депортацией в Сибирь.

Установление  любой правдивой биографии – процесс длительный, а уж  тем более той, что складывалась в годы войны, но «Цаг селгәтә болдм» говорят в нашем народе, т.е. время  все  покажет и расставит по местам. Усилием многих так и случилось. Изучением  истории 110-й  занимаются ученые, потомки бойцов дивизии, как, например, внуки  комдива В.А.Хомутникова – Х. Хомутников  и   комиссара дивизии С.Ф. Заярного -  С. Заярный.  С 90-х годов  был снят гриф секретности с многих архивных документов, что позволило ученым, историкам дать многому документальные  подтверждения,  развеять слухи о 110-й. Так, доктором исторических наук У.Б. Очировым составлен краткий обзор боевого пути дивизии,  можно сказать, с точностью до дня. Доктор исторических наук К.Н. Максимов опубликовал из фондов Госархива РФ  инструкцию Госкомитета обороны, по которой эвакуацию скота рекомендовалось начинать при приближении противника на 70 км, а имущества - на 30 км. Если учитывать, что немцы передвигались, как известно, не пешим ходом, то местные власти, действуя по инструкции, не успевали эвакуировать скот, который и доставался врагу. Так что 110-я ОККД  не  передавала  немцам эвакуированный  скот.

Следующий документ, выявленный  Константином Николаевичем – это доклад командующего Южным фронтом Р. Малиновского  Сталину от 22 июня 1942 г., в котором сообщается, что «110-я дивизия на своем участке держит оборону. На этом участке находится штаб 37-й армии, и он в безопасности». Доклад Сталину - это официальный источник! Далее профессор К. Максимов, цитируя воспоминания С. Штеменко (в годы войны начальника  Оперативного управления Генштаба Красной Армии) пишет, что осенью 1942 г. по заданию Сталина предполагалось создание конной армии на Закавказском фронте из семи соединений, среди которых называлась и 110-я ОККД.  Разве мог Генштаб, владевший информацией по всем соединениям и фронтам, включить в этот список «разбежавшуюся» 110-ю? 

С. Заярный, внук комиссара дивизии С.Ф. Заярного,  обнаружил в архивах  сведения из немецких донесений, подтверждающих мужество  кавалеристов, нанесших немалые потери пехотной  дивизии «Великая Германия».

Сочетание архивных документов, а это приказы командующих армиями, донесения военкомов, политотделов, оперативные сводки штабов, и свидетельств жителей населенных пунктов, освобожденных 110-й, воспоминаний ветеранов, а это первоисточники, дают нам живую картину боевого пути дивизии,

Думаю, эти факты не оставляют  места для сомнений  в героизме  бойцов 110-й  кавдивизии.  Для нас, сотрудников библиотеки, важно, чтобы для студентов «Помним и гордимся!» не  стало просто красивым слоганом, поэтому мы обращаем их внимание на книги и другие источники. Чтобы уважать, помнить и гордиться, надо знать.

 

  С. Богаева, зав.ОМР НБ

 

 

 

В боях за Дон: воспоминания воинов 110 Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии / сост. и науч. ред. М. Л. Кичиков. - Элиста : Калмыцкое книжное издательство, 1969.

 

1

 

В годы суровых испытаний. Боевой путь 110-й Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии: мемуары / [А.И. Заднепрук и др.]. - 3-е изд., испр. и доп. - Элиста : Калмыцкое книжное издательство, 2003. 

 

В книге показываются массовый героизм воинов, самоотверженная работа командного и политического состава, боевые солдатские судьбы воинов 110-й Отдельной Калмыцкой кавдивизии. Адресована широкому кругу читателей.

 

Убушаев, Владимир Бадахаевич.

110-я Калмыцкая кавдивизия: в боях за Дон и Северный Кавказ / В. Б. Убушаев. - Элиста : Издательство Калмыцкого университета, 2018. 

 

Книга посвящена боевому пути 110-й Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии на Юге России в годы Великой Отечественной войны. Эта книга-дань памяти великому поколению солдат Победы, ценой жизни отстоявших свободу и независимость нашего Отечества. Книга предназначена широкому кругу читателей.

 

 

7

 

Хомутников, Хонгор Петрович.

Они воевали за Отечество / Х. П. Хомутников. - Элиста : Джангар, 2016. 

 

В документально-историческом очерке описывается боевой путь 110-ой Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии, показывается героизм ее бойцов и командиров в оборонительных боях на Дону, Маныче, а также в наступательных боях на Северном Кавказе, в Ставрополье, Калмыкии и Ростовской области. Прослеживаются боевые судьбы воинов 110-й ОККД. Очерк предназначен для школьников, студентов и широкому кругу читателей, тем, кого интересует история Великой Отечественной войны и боевой путь легендарной Калмыцкой кавалерийской дивизии.