05 - 12 - 2020

«Я переводил с удовольствием…»

 

 Библиотека – территория памяти. 580 лет эпосу «Джангар».

Так говорил о своей работе над переводом героического эпоса «Джангар», пожалуй, единственной книги, которая есть в каждой калмыцкой семье, Семен Израилевич Липкин. Его имя связано с историей нашего народа  с далекого 1940 г., когда вся страна, не только Калмыкия, праздновала 500-летие нашего героического эпоса. К примеру, к этому событию в Башкирии перевели на свой язык несколько его глав, в Казахстане эпос вышел отдельной книгой. Гостями праздника стали делегации писательских организаций со всего Союза, в Москве были проведены вечера калмыцкой культуры. Но неоценимым подарком для всех стало издание эпоса в переводе С. Липкина и в оформлении художника В.А. Фаворского и его учеников. В том же году издательство Академии наук СССР выпустило «Джангар» и на калмыцком языке. Много позже, в 1958 г. факсимильное переиздание эпоса получило диплом на конкурсе лучших книг.

Марк Ватагин, переводчик калмыцких богатырских сказок, в своих воспоминаниях отмечал, что в 60-е годы прошлого века «в Калмыкии был культ Липкина», бывая у нас, он постоянно слышал это имя, что, согласитесь, справедливо.

Именно благодаря переводу Семена Израилевича наш эпос стал достоянием, жемчужиной мировой культуры. Мы должны об этом помнить, рассказывать подрастающему поколению, отдавая тем самым дань памяти и бесконечной благодарности мастеру слова.

Работая над переводом, он не раз бывал в нашей республике, чтобы познакомиться с культурой народа, почувствовать его дух, постичь его психологию, понять идеалы, услышать мелодию языка, напевы джангарчей.

Д.Н. Кугультинов, которому в то время было 14 лет, вспоминал, как к ним в школу приходил С. Липкин и членам литературного кружка «…по-своему тонко и остроумно толковал эпос. Примелькавшиеся и ставшие привычными эпитеты вдруг приобретали новый, первоначальный смысл, сверкая всеми цветами степной радуги, обдавая нас свежестью летнего утра».

Эта работа не стала для Семена Израилевича просто одной из страниц его творчества, а переросла в большую дружбу со многими джангарчи, калмыцкими поэтами.

Так случилось, что судьба близко свела Семена Израилевича с калмыками и в годы Великой Отечественной войны, он воевал в составе 110-й ОККД, был корреспондентом дивизионной газеты «Красный кавалерист». Написал в стихотворной форме в соавторстве с С. Дорджиновым «Письмо-клятву воинов 110-й ОККД» в духе героического эпоса «Джангар». Семен Израилевич стал и автором первого стихотворения о подвиге Э. Деликова. «Я признателен судьбе,- писал он,- за то, что в жаркое лето 1942 г., в рядах 110-й ОККД, делил с воинами-калмыками опасность боев и тяжкую горечь нашего временного отступления».

Когда наш народ выслали в Сибирь, он не побоялся вести переписку с друзьями-писателями, поддерживая их морально, хотя, мы понимаем, насколько это было опасно. В предисловии к одной из своих книг он написал, что «…с ума сходил от невыносимой боли. Я плакал по ночам, вспоминая высланных друзей…».

Дружба и сотрудничество его продолжились и после возвращения народа на родину. Он стал активным участником восстановления культуры Калмыкии. Переводил, редактировал и участвовал в подготовке сборников калмыцкой поэзии, издававшихся в Москве. Приезжал в республику не только по работе. Так, прилетал специально навестить джангарчи Д. Шавалиева, услышав о его болезни. Купил ему даже овцу, видимо, зная о нашем - «хотыньмуудҗана». Да не видимо, а скорее зная, он ведь изучал наши традиции, образ жизни. Тем более это было в первые годы после возвращения калмыков из депортации, свои овцы в каждом дворе были позже.

Конечно, не только переводчиком был Семен Израилевич. У него очень интересная поэзия, проза и судьба. Советую обратить внимание на его творчество студентам. Почему первая книга его собственных стихов увидела свет, когда ему исполнилось уже 56 лет, почему ему было запрещено заниматься профессией, даже переводами, почему был подвергнут травле и исключен из Союза писателей? Какова роль Семена Израилевича в том, что сохранился и издан роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба»? Много вопросов, ответы на которые прольют свет на опыт его поколения, опыт сопротивления, выживания и неприятия лжи, зла, лицемерия.

Не только калмыцкую поэзию он переводил. Татарский «Идегей», киргизский «Манас», аккадский эпос «Поэма о Гильгамеше», бурятский «Гэсэр», эпизоды индийской «Махабхараты». Поэмы Фирдоуси, Навои, да разве перечислишь  в короткой заметке переводы, сделанные им больше,чем за полвека? Можно только удивляться, восторгаться его  кропотливым трудом, особенно понимая сложность формы восточного стихосложения.

В знак глубокого уважения и благодарности в январе 1967 г. С. Липкину было присвоено звание народного поэта Калмыкии, а в 2001 г. почетное звание Героя Калмыкии с вручением высшей награды республики – ордена Белого лотоса.

Семена Израилевича не стало 31 марта 2003 года. Помним.

 

С. Богаева, зав. ОМР НБ